The Founders ALICE Artificial Intelligence Foundation
Dr. Richard S. Wallace, Jon Baer, Noel Bush, Nika Dubrovsky

Кто такая ALICE
или
Откуда у робота русская грусть

В этом году (2001) программа искусственного интеллекта ALICE не только получила первую премию Лебнера за самые "человекоподобные" диалоги, но и смогла заставить одного из судей конкурса принять ее за человека. Сообщая об этом в "Нетоскопе", мы еще не знали, что Ноэл Буш, один из учредителей ALICE AI Foundation, живет на соседней улице в Петербурге и может рассказать нам о своем необычном бизнесе.

История развития диалоговых систем, способных общаться на человеческом языке, чем-то похожа на историю освоения космоса, особенно Луны. Первый бум исследований в этой области искусственного интеллекта приходится на середину 60-х. "Элиза", созданная в 1966 году в МIT и имитирующая диалог путем простого повторения фраз собеседника в форме вопроса, очаровала достаточное количество генералов, чтобы шум вокруг таких программ продолжался еще лет двадцать.

Казалось, еще чуть-чуть получше разбирать предложения, еще чуть-чуть нарастить базы знаний - и компьютеры заговорят как минимум на языке Шекспира. Но годы шли, а ничего, кроме слегка улучшенных версий "Элизы", не получалось. Особенно когда вспоминали тест Тьюринга, придуманный еще в 50-м. Согласно этому тесту, машина считалась бы "разумной", если бы человек, ведущий с ней диалог, не смог бы отличить, кто его собеседник - компьютер или другой человек в соседней комнате. Ничего похожего на такие умные программы адептам искусственного интеллекта так и не удалось создать. Множество дорогостоящих проектов по компьютерной обработке естественного языка были закрыты.

Однако в 90-е годы с появлением Интернета говорящие программы снова начинают мелькать в технологических новостях. Более того, появляются компании, специализирующиеся на продаже таких ботов. И это неудивительно. С помощью Сети роботы стали "ближе к народу", а также получили возможность использовать весь Интернет в качестве своей базы данных.

Но самое интересное - изменилось само отношение к пресловутому тесту. А точнее, не изменилось, а исправилось: ведь в знаменитой статье Тюринга "Могут ли машины мыслить?" речь шла не об отличии машины от человека, а о том, что такое разумность. И свой знаменитый шуточный тест Тьюринг предлагал лишь для того, чтобы показать, что подобная формулировка "тестирования разумности" вообще неверна. Ведь человек ставит в этом тесте свои условия: заставляет машину говорить на человеческом языке и демонстрировать человеческие знания. Понятно, что если бы тест проходил на языке машины - например, нужно было бы умножать большие числа - человек бы давно уже проиграл, пишет Тьюринг.

Современные интернетчики как раз и общаются на языке машин - достаточно вспомнить ломаный язык и потерянный синтаксис чатов, cтерильные псевдо-диалоги по ICQ без начала и конца, без "здравствуйте" и "до свиданья" - и без реальных собеседников. Обитатель Сети легко может спутать вопрос, брошенный в ICQ, c запросом в поисковую систему. И если ответ будет правильный - возможно, он вообще не будет интересоваться, кто сидел на том конце.

В этой ситуации говорящие программы оказались весьма ко двору. Просто теперь на них стали смотреть более прагматично. Боту вовсе не обязательно во всем подражать человеку, удовлетворяя чисто философский интерес - "может мыслить или не может?". Другое дело, что бот может выполнять некоторые полезные функции - и в этом заменить человека.

Однако и тест Тьюринга не забыт: в конце концов, должно же быть какое-то мерило машинного интеллекта. В 1990 году некто Хью Лебнер, известный борец за легализацию проституции, учредил Лебнеровскую премию, пообещав 100 000 долларов и золотую медаль тому программисту, чья программа пройдет тест Тьюринга. Учреждена также ежегодная премия Лебнера в 2000 долларов и бронзовая медаль для того, чья программа, даже если и не прошла тест, то, по крайней мере, оказалась лучшей из представленных за год.

Ни одной программе до сих пор так и не удалось обмануть жюри и получить гран-при. Однако победившая в этом году (как лучшая из представленных) диалоговая программа ALICE отличилась тем, что смогла обмануть по крайней мере одного из судей - он поставил ей более высокую оценку, чем одному из людей, которые использовались во время теста в качестве "контрольной группы".

Сообщая об этом в октябре, мы еще не знали, что один из учредителей созданной в этом году ALICE Artificial Intelligence Foundation живет буквально на соседней улице в Петербурге. В интервью "Нетоскопу" Ноэл Буш, бывший вице-президент по технологиям компании Artificial Life, рассказал о своем необычном бизнесе.

- Как тебя занесло в Россию?

- Я сюда переехал, поскольку мы с Никой решили жениться. До этого я работал в компании Articial Life и жил здесь около года.

- До того, как заняться ботами, ты где-то учился программированию?

- Нет, я изучал музыку. Так что у меня нет академического бэкграунда в компьютерных науках. Однако я давно начал интересоваться искусственным интеллектом в разных ипостасях, и сам писал разные программы. В частности, потратил около года на создание программы, которая помогала бы мне писать музыку. После этого я работал в одном издательстве, участвовал в разработке "справочных столов" (helpdesk - системы поддержки пользователей).

- А при чем тут искусственный интеллект?

- Как и в других областях, необходимость использовать ИИ возникает из практических нужд. В случае "справочных столов" это показалось важным. Тысячи людей ежедневно задают множество различных вопросов. Например, какой-то редактор звонит и говорит - я не знаю, как сделать то-то и то-то в программе MS Word. Люди, которые призваны отвечать на эти вопросы, не всегда могут ответить быстро. В то же время нужное нам знание где-то рядом: в голове эксперта, в какой-то базе данных.

Поэтому я начал интересоваться, существует ли какая-нибудь программа с интерфейсом на естественном языке, которую я мог бы "надстроить" над теми приложениями, которые разрабатывал. Так я узнал о компании Artificial Life. Это был 1998 год, она как раз только появилась, в ней работало всего человек семь. Они искали новых сотрудников на должность, которая называлась "knowledge engineer" (инженер знаний). Я пошел к ним работать. Впоследствии, когда компания стала развиваться, стало больше работы по организации бизнеса, и я в конце концов стал вице-президентом по технологиям.

- Когда компания ALife открыла отделение в России?

- После финансового кризиса 1998 года. В России появилась возможность найти высококлассных специалистов и вообще хороших людей, многие из которых из-за кризиса остались без работы.

- А клиенты в России были у ALife?

- Нет, она даже и не пыталась. В основном фокусировалась на рынках США и Европы, там было несколько крупных клиентов.

- Как я понимаю, и это не помогло?

- Ну, об этом можно прочесть в их официальных пресс-релизах. Они растратили очень много денег, в результате чего пришлось закрыть все отделения компании.

- Странно получается: идея вроде бы очень прибыльная, да и компания небольшая. Почему так получилось?

- Я, видимо, не тот человек, кто может ответить на этот вопрос. Но в общем, у них были довольно высокие цены. Кроме того, данная технология лишь с одной стороны выглядит очень понятной. Но как только начинаешь вдаваться в детали... Например, очень выгодными клиентами, использующими такие системы, могут быть банки. Однако они же - и самые сложные клиенты. Допустим, банк перенесет все свои транзакции в Интернет. В этом случае человек уже не будет ходить в банк и встречать там живого клерка, который скажет ему: "А не хотите ли попробовать наш новый тарифный план?" и тому подобное. То есть исчезнет целая среда персональных контактов...

- Я вообще-то видел в Сети очень настойчивых ботов, которые не только ждут вопросов, но и сами норовят чего-нибудь навязать собеседнику.

- Да, конечно, программу-то можно построить любую. Однако неизбежно возникают все эти вопросы, связанные с заменой живого человека на машину. Насколько персонифицированным должно быть это общение? Отпугнет ли оно клиентов, или наоборот, развлечет их? А ведь банки очень беспокоятся о своем имидже.

Еще одна проблема с ботом, говорящем на естественном языке, состоит в том, что такое общение не может быть полностью структурировано. Даже если у тебя сейчас есть готовый список вопросов ко мне, наша дискуссия все равно может пойти по-разному: мы можем перейти к какой-то другой теме, затем вернуться и уточнить что-то, или наоборот, потерять какую-то нить дискуссии... Между тем клиенты хотят быть уверены, что предложенный им бот полностью отвечает поставленным задачам.

Таким образом, продажа ботов - это серьезная проблема. И возможно, то сих пор никто вообще не придумал, как это делать с успехом. Приходится иметь дело с такой странной смесью технологии и психологии. Вот такие проблемы были у ALife.

- Ладно, давай поговорим о том, как ты добрался до ALICE.

- После ухода из ALife я начал искать что-нибудь в той же области "говорящих" программ, которые все еще были для меня интересны. И, конечно, подумал об ALICE, которая побеждала многих ботов, в том числе ботов ALife, в конкурсе Лебнера. Я написал письмо Ричарду Уоллесу, создателю ALICE.

- А для него эти роботы - тоже бизнес?

- Нет, для него это вся жизнь. Он больше ученый, чем бизнесмен. Все началось с того, что он как профессор робототехники работал в Нью-Йорке в одной компании, занимался такими штуками, как "spherical pointing motors".

- Вроде моторов для телескопов?

- Я точно не знаю, для чего. Какой-то проект для Министерства обороны. Суть в том, что моторы, которые могут обеспечивать движение в разных направлениях, связаны с некими визуальными сенсорами и должны отвечать на сигналы от этих сенсоров. Возникает задача распознавания образов во время прохождения сигнала от сенсора к мотору. И одна из больших проблем состоит в том, что если между мотором и сенсорами находится "слишком много компьютера", система не успевает быстро реагировать именно из-за этого промежуточного звена - хотя сами по себе моторы могут работать достаточно быстро. Когда, например, Sony анонсирует робота, который ходит на двух ногах - этого не могло быть двадцать лет назад, хотя сама модель движения была уже давно...

- Ну, видимо это еще связано с тем, что ходьбой человека управляет не один "компьютер", а целая распределенная система...

- Конечно. У человека в локте нет такого компьютера, который раз каждый решает сложные уравнения движения для того, чтобы дать команду, какую мышцу натянуть и какую ослабить. Такая система получилась бы слишком медленной. И в робототехнике существует целая "философия минимализма", которая ставит своей задачей обеспечить как можно более прямую связь между сенсорами и механизмами.

Где-то в 1994-95 годах, когда WWW была еще довольно молодой, Ричард Уоллес создал сайт, через который любой желающий мог видеть мир глазами телеробота и управлять его движениями, кликая мышкой туда-сюда. Потом Уоллес подумал - а почему бы не поместить на этом сайте окошко, где можно было бы вводить и текстовые команды, типа "погляди влево", "погляди вправо". Это, собственно, и было рождением ALICE.

Впоследствии робоглаз куда-то делся, потому что Уоллес заинтересовался собственно диалоговой системой, причем с точки зрения все той же "философии минимализма".

- То есть он исповедует некий собственный подход к ИИ?

- Вообще-то он имеет очень серьезный математический бэкграунд и знает об искусственном интеллекте все, что нужно. Но в то же время из-за своего опыта в робототехнике он смотрит на эти проблемы несколько иначе, будучи заражен "вирусом минимализма". Ты знаком с проектом CYC?

- Это где пытаются построить огромный компьютерный мозг, собирая разные утверждения через Интернет?

- Ты имеешь в виду проект, который называется MindPixel. CYC похож, но гораздо старше. Это гигантская база данных, состоящая из формальных логических утверждений о мире, которую собирают уже 17 лет. Предполагается, что собрав достаточное количество таких знаний, компьютер сможет решать определенные задачи. Скажем, если я говорю тебе, что Чикаго находится между Нью-Йорком и Лос-Анджелесом, а Цинцинати - между Чикаго и Нью-Йорком, то ты можешь сделать вывод, что Чикаго - между Цинцинати и Лос-Анджелесом. Цель проекта CYC - сделать так, чтобы подобные выводы мог делать компьютер. В проекте участвует огромное количество разных специалистов - лингвисты, социологи, даже психологи - поскольку требуется формально описать множество вещей, например "что такое мораль?". На проект потрачены миллионы долларов. И все равно это не работает! В диалоге CYC не лучше, чем ALICE.

Поэтому основная идея разработчиков ALICE состоит в том, что все это сложное структурирование знаний, весь этот лингвистический, семантический, онтологический анализ - это нонсенс с точки зрения минимализма, о котором я говорил. Все равно это не работает, не обеспечивает более короткой связи между сенсором и механизмом. Когда я тебя спрашиваю, сколько будет один плюс один, и ты отвечаешь "два" - это не потому, что у тебя в голове включился калькулятор. Ты просто знал, что один плюс один будет два. И ALICE основана на этом простом принципе: есть паттерны и есть определенная реакция при распознавании этих паттернов.

- Фактически как "Элиза"?

- В отличие от классической "Элизы", которая использует встроенный набор из 200 правил диалога, ALICE с самого начала была связана с языком AIML, который позволяет определять для бота новые инструкции.

- Ну, если вспомнить, что "Элиза" пародировала одну из школ психоанализа, то и ALICE, похоже, имеет такой аналог - это нейролингвистическое программирование. Они там тоже не интересуются сложными внутренними мотивами, зато говорят - у тебя есть язык, определяющий твою "карту", и у меня есть мой язык и моя "карта", так что нам осталось только расширить наши "карты" так, чтобы они пересекались...

- Разница, наверное, в том, что НЛП все-таки претендует на некоторое понимание структуры мышления. ALICE на это вообще не претендует: для нее нет никакой структуры мышления, есть только язык сам по себе.

- А на что претендует ALICE Foundation?

- Когда я связался с Уоллесом, он как раз обдумывал идею создания некоммерческой организации, которая помогала бы развивать ALICE как open-source проект. ALICE была выпущена под лицензией GNU GPL, так же как Linux. Идея этой лицензии состоит в том, что кто угодно может получить исходный код, модифицировать и дописывать его, распространять бесплатно или продавать за миллионы долларов. Главное, что от него требуется - это обеспечить такие же возможности для следующих поколений, то есть дать им исходный код и не накладывать никаких ограничений по его модицификации и распространению.

После того, как ALICE выиграла первую премию Лебнера в 2000 году, к ней многие стали проявлять интерес. Появились инвесторы, начались разговоры о коммерческом использовании. Как раз к тому времени до Уоллеса уже дошло, что нужно как-то защитить программное обеспечение, в разработке которого участвовали сотни людей со всего мира - иногда в форме небольших "заплаток", а иногда и переписывая серьезные куски "мозга" ALICE. Самого факта лицензии GNU недостаточно для защиты от кого-нибудь, кто может взять и использовать этот код в своих коммерческих целях с нарушением условий лицензии. Когда я разговаривал с Уоллесом, он упомянул эту проблему, и мы с Никой решили этим заняться. Мы зарегистрировали ALICE AI Foundation сначала в Калифорнии, а потом занялись и регистрацией в качестве некоммерческой организации США.

- Как именно фонд собирается развивать проект ALICE?

- Основная цель, а вернее группа целей - формализовать спецификации AIML. Другая цель - создать "показательную" версию ALICE. Сейчас их существует несколько - на Java, на С, даже на Visual Basic. Необходимо создать одну, которая будет стандартом для коммерческих компаний, которые захотят создать свои версии (более быстрые, с необходимыми им добавлениями).

Еще одна цель - работа с компаниями, которые заинтересованы в сервисах на основе бота ALICE. Если поглядеть на сайт alicebot.org, можно найти список из десятка компаний, которые уже предлагают такие сервисы.

В общем, цель ALICE AI Foundation - стать своего рода справочным центром. У нас уже есть множество версий AIML и движка ALICE. Для коммерческого использования это не очень хорошо - хотелось бы иметь некие стандарты. Чем, собственно, мы и занимаемся.

- Как я понял, этим проектом интересуются и в России?

- Да, мы приглядываемся к российскому рынку. Ника уже поселила одного бота на паре российских сайтов (www.quotation.ru, www.newbook.ru). Он пока говорит только на английском, однако разрабатывается и русскоговорящий.

- Кстати, что это за проект русского бота, над которым ты работаешь со школьниками?

- Я читаю курс в Классической гимназии - учу школьников, как писать на AIML и строить боты. В ходе этого курса они сами должны построить бот, который будет говорить и по-русски, и по-английски. В конце учебного года мы собираемся устроить нечто вроде "теста Тьюринга" в гимназии.

- Но как вы разберетесь с русской грамматикой - она же сложнее английской, все эти соответствия рода-числа-падежа. Ведь бота можно отличить от человека по ошибкам?

- Так ведь и люди совершают ошибки. Кстати, в связи с этими тестами у конкурса Лебнера тоже довольно интересная история. Изначально в состав оргкомитета входили многие известные ученые, которые в течение трех лет определяли, какая программа искусственного интеллекта прошла тест, а какая нет. Но в 1996 году Лобнер решил изменить правила: теперь для победы в конкурсе стало необходимо "обмануть" судей не только с помощью текстового диалога, но и с помощью голоса и видео. После этого весь оргкомитет просто подал в отставку, потому что это полностью меняло всю идею теста.

Я к чему это говорю: тест Тьюринга очень часто трактуют неправильно, даже в Лебнеровском конкурсе. Социальный контекст - важная часть теста Тьюринга. Что случается, когда машина заменяет человека в социальном взаимодействии, но люди не знают об этом? Социальный контекст в таком случае может выступить неизменяемой переменной в по-настоящему научном опыте.

- Но все-таки, для выражения знаний необходимо использовать язык более-менее правильно. Когда я, например, учил английский, на котором мы сейчас разговариваем, мне пришлось выучить кое-какие правила грамматики.

- Куда более интересно, что даже не зная грамматики, ты все равно наверняка смог бы со мной общаться! С другой стороны, как я уже говорил, вообще вся история Natural Language Processing - это история провалов. Все проекты, основанные на том, что язык должен быть сначала "разобран", переведен на некоторый искусственный язык, а потом собран снова - они просто не работают.

И потому ALICE просто игнорирует все это. Мозг ALICE содержит около 40 000 различный "категорий", на основе которых происходит распознавание паттернов речи - вот и все. Это позволяет вести вполне приличный диалог на английском, несколько хуже - на немецком и французском. Уже есть итальянская, испанская и даже индонезийская версии. Я слышал о ботах, который говорит на каталонском и других языках. Таким образом, этот минималистский подход работает.

- Получается, что в данном случае все зависит от "опыта" робота, полученного при обучении, а не от его изначальных "умений"?

- В случае ALICE используется и то, и другое. На самом деле, большая проблема всех коммерческих ботов в том, как продемонстрировать клиенту, что бот действительно знает те тысячи вещей, которые он должен знать. Я видел множество очень перспективных проектов, которые накрылись именно потому, что эта процедура не была четко описана.

В случае ALICE метод обучения достаточно прозрачен. Представь себе ребенка, которого ты для начала чему-то научил дома. Потом он приходит из школы и говорит: "Сегодня мне задали вопрос, на который я не смог ответить". И ты снова ему что-то рассказываешь.

Точно так же с ботом ALICE. Для начала в него вкладываются определенные знания - например, о вашем бизнесе. Далее начинается процесс под названием targeting (нацеливание). Это тестирование одновременно с обучением: люди говорят с ботом, а он в случае каких-то проблем сообщает о них специальному человеку (bot master), который отвечает за процесс его обучения. Причем этот рапорт достаточно подробен и может быть использован для немедленной корректировки бота.

Например, нацеливанием главного бота ALICE, который сидит на сайте alicebot.org, занимается сам Ричард Уоллес: просыпается по утрам, открывает программу нацеливания и смотрит, что надо добавить. И добавляет тут же. Такой же способ могут использовать и компании - причем это гораздо лучше встраивается в сценарий управления проектом, чем все прочие методы организации знаний. Потому что обычно создание большой базы знаний требует немедленного решения огромного числа теоретических вопросов о представлении знаний - и тут не обойтись без ошибок, если только не нанять целый штат ученых.

- Возможны ли какие-то качественные скачки в работе искусственного интеллекта с учетом возможностей Интернета?

- Да, одна из интересных возможностей - это связывание ботов друг с другом. Запустив бот ALICE, можно указать ему использовать знания, которые находятся в другом месте - например, в базе данных другого бота. Язык AIML является производной от XML, так что AIML-файлы могут быть также общедоступны через Сеть, как HTML-файлы - надо просто указать боту нужный URL. Так что если у одного человека есть бот, который умеет неплохо болтать о собаках, а у другого - бот, специализирующийся на кошках, то кто-то третий может построить бот, который знает все и о кошках, и о собаках - ему нужно просто указать ссылки на сайты первых двух.

- И в конце концов весь Интернет может быть превращен в базу знаний для одного большого искусственного интеллекта?

- Да, причем это совсем нетрудно сделать. У бота ALICE есть такой полезный механизм, как symbolic reduction. Он дает возможность описать, что один паттерн ссылается на другой, а тот, в свою очередь, на третий. Этот же механизм можно использовать с распределенными AIML-базами. Например, у кого-то есть сайт, который называется "О нашей компании", и содержит описание этой компании. Достаточно вставить в этот HTML-код пару AIML-тэгов - и с учетом symbolic reduction человек, который где-то на другом сайте спрашивает у бота об этой компании, получит в ответ данное описание.

- Получается уже не просто бот, но и умная поисковая система?

- В общем-то да. Еще это похоже на Semantic Web, которую строит Тим Бернерс-Ли. Это такая очень структурированная, высокоорганизованная Сеть, которая призвана заменить нынешнюю WWW.

- Но как это будет работать в реальности? Когда-то и про WWW думали, что она может превратиться в своего рода большую ассоциативную память, если все владельцы сайтов про собак будут ставить ссылки друг на друга, и точно также поступят владельцы сайтов про кошек и т.д. Но в реальности мы имеем скорее рак мозга вроде баннерных сетей.

- Согласен. Я тоже не верю, что Semantic Web будет работать. Хотя, безусловно, породит какие-то интересные концепции и технологии. Проблема в том, что даже сейчас невозможно заставить всех людей писать HTML-код правильно - практически во всех страницах есть элементы, которые используются не так, как предписано.

- И тем не менее, ты работаешь в open-source-проекте, причем ваша организация пытается создать некий общий стандарт для ботов. Невольно возникает аналогия с противостоянием между операционками Microsoft и Linux. Вроде бы открытость кода должна приводить к широкому распространению Linux, однако на деле везде доминирует Microsoft, навязывая всем свои стандарты.

- Я все-таки думаю, что работа ALICE Foundation будет больше похожа на работу W3С, который стал координационным центром для компаний, производящих веб-ориентированное ПО. До того, как появилась W3С, компании вроде Microsoft и Netscape много спорили о том, что такое HTML и каким он должен быть. Более того, многие искренне верили, что именно их языки гипертекстовой разметки станут стандартами. У Lotus были свои Lotus Notes, а Apple усиленно продвигал свой Hypercard. Тем не менее, стандарты все-таки определяет W3С, и именно она дает советы производителям, как эти стандарты поддерживать.

- Последний вопрос: не тяжело ли всем этим заниматься в России? Может, в Бостоне все же было бы проще?

- Наоборот. Сейчас теми вещами, которыми я занимаюсь, в Европе интересуются больше, чем в Америке. А в России я как раз ближе к Европе.


Алексей Андреев
lexa@spb.cityline.ru

13.12.2001
http://www.netoscope.ru/theme/2001/12/13/4333.html

5 комментариев:

Kukash комментирует...

Noel Bush is a co-founder of the A.L.I.C.E. AI Foundation and a member of the Board of Trustees. He built and maintains the Foundation's web site, and administers the Foundation's nine mailing lists. He has recently done extensive optimization and architecture work on Program D, the Foundation's reference implementation of Alicebot. He is also co-founder of X-31.

Bush's career has meandered between music-theoretic/-compositional activities and technological projects. He studied with Benjamin Boretz in the controversial Music Program Zero at Bard College, and most recently was Vice President of Engineering at Artificial Life, Inc.

At Artificial Life, Bush also held at various times the positions of CTO ALife Russia, Vice President of Technology Development, and Product Manager.

Prior to Artificial Life, Bush worked at The Condé Nast Publications, Inc., where he developed helpdesk and knowledge base systems.

As Managing Editor of Open Space Publications from 1993-1996, Bush edited and/or contributed to the production of a number of important works, including the realization of Benjamin Boretz's music/consciousness/gender and the re-issue of Boretz's Meta-Variations and J.K. Randall's Compose Yourself.

Bush's essay about and computer program for cybernetic co-composition of music using the Csound language were published by MIT Press. His intract, a computer-synthesized work, was recently featured in the Opera Prima Europa in Rome.

Noel Bush was born in Louisville, Kentucky (USA) in 1974. He currently resides with his wife in St. Petersburg, Russia.

Currently, Bush teaches an Alicebot/AIML course to high school students at St. Petersburg's Klassicheskaya Gimnasia.

email: noel@alicebot.org

Kukash комментирует...

e, "Where will A.L.I.C.E. be in three years?" Or, maybe I should have been asked two years ago, where she will be in seven years....

I would like to see A.L.I.C.E. and AIML where Linux is today. There will be an annual trade show, or more, called "Aliceworld" or "Wonderland" featuring hundreds of companies trading AIML technology with each other, and with the outside world. There will be a technical track, with presentations from all the major AIML developers.

There are many people in the A.L.I.C.E. community who envision AIML as the computer interface of the future. One of the best descriptions I read of this idea was written by Thomas Ringate, who said: "I want to explore turning A.L.I.C.E. into a true personal assistant and conversational companion...I would also like to be able to launch video and sound clips, or for that matter almost any application with a voice command. I see A.L.I.C.E. as a way to replace the keyboard mouse and display with an interface that is human-like. I would like A.L.I.C.E. to become a 'presence' in a room without any visual hardware. My PC needs to be like my air conditioner: I know it's there, but I really don't get much pleasure out of looking at it."

The air conditioner metaphor is a good one. We have always talked about the Star Trek computer, or HAL, as the model for the ideal, keyboard-less display-less mouse-less interface of the future. A.L.I.C.E. is seen as the "missing piece" that links voice recognition and speech synthesis with the ability to "understand anything."

What keeps me going now is the A.L.I.C.E. community. I've created a monster, and I can't just walk away and say "on to the next big thing". Over the years we have seen a continuous improvement in the conversational abilities, and now many other people are taking that to the next level. It's tremendously satisfying to see the community grow, all the new applications and companies and the huge volume of fan mail. A.L.I.C.E. and AIML could continue without me now. The project has enough inertia on its own. But I've developed some great human relationships around A.L.I.C.E. now that will be strong for quite a while.

NB: Well, I think those of us in the A.L.I.C.E. community are really glad you're still active in the project. The mailing lists -- the "old" alicebot one and the more recent ones starting up for the Foundation committees -- are just amazing forums.

Just one last question. Your bio on our site says that you are "a volunteer accountant and programmer for St. Martin de Porres' Chapel, a medical cannabis patient services organization" and that you "care for sick and dying patients every day, and provide critically needed technical assistance to the Center." I know this is an important part of your life. Would you like to comment on it?

RW: I'm not the most articulate spokesperson for medical marijuana. There are other experts who can give you the medical, legal, and scientific arguments for hemp and marijuana better than me. I got involved in the medical marijuana movement rather reluctantly when there were no other options left for me, and I never wanted to be a public spokesperson. My main observation is that we have many patients who are sick and dying today, and we are working against the clock for them. We all knew that marijuana was harmless thirty years ago. The time has come to change the laws, build up a medical marijuana industry, and provide relief to patients today. We don't want any more patients like Todd McWilliams, who died in prison choking on his own vomit, because he could not obtain the medication that would help his nausea. I can give you many more examples, and I invite anyone concerned about medical marijuana to come to San Francisco and meet some of our patients, but the time to act is now.

NB: Well, it's great to talk with people who have real causes other than just making a profit.

It's funny -- there are a lot of opinions in the "standard" AIML that are unmistakably yours. Do you see Alice as a female version of yourself, like Ray Kurzweil claims his new Ramona to be?

RW: Kurzweil stole that idea from me.

Well, in any case, what do you think about the prospect of thousands of A.L.I.C.E.s all over the world espousing your opinions and expressing your taste in literature?

RW: Only "thousands" of Alicebots?

:-)

Kukash комментирует...

Dr. Richard S. Wallace
Dr. Richard S. Wallace

Dr. Richard S. Wallace is the Chairman of the Board and co-founder of the A.L.I.C.E. Artificial Intelligence Foundation. He is the author of Artificial Intelligence Markup Language (AIML) and Botmaster of A.L.I.C.E. (Artificial Linguistic Internet Computer Entity). Dr. Wallace's work and life has been featured in Salon, L. A. Weekly, Slashdot, The New York Times Magazine, WIRED, Scientific American, USA Today, Nature, the San Diego Union-Tribune, the Guardian, the Financial Times, New York Post, Premiere and Entertainment Weekly, and on ABC, BBC, CNN, CNET, TechTV, and ZDNet, in feature films, and in numerous foreign language publications across Asia, Latin America and Europe.

In 1995 Dr. Wallace began working on A.L.I.C.E. Originally a SETL program, first used to control a robot eye with natural language commands, A.L.I.C.E. migrated to the platform-independent Java language in 1998. Made open source under the GNU general public license, more than 500 developers from around the world have contributed to the A.L.I.C.E. project. A.L.I.C.E. won the Loebner Prize, an annual Turing Test, in 2000, 2001 and 2004.

Richard Wallace was born in Portland, Maine in 1960. Wallace earned his Ph.D. in computer science from Carnegie Mellon in 1989. He lives in San Francisco, California.

email: drwallace@alicebot.org

Анонимный комментирует...

Обсалютно Бесплатный контент наслождайтесь http://www.soki.tv ато эти смс замаяли :) и Анекдот Отец шлет сыну телеграмму:
-Как прошел экзамен? Доложи немедленно.
-Экзамен прошел блестяще, профессора в восторге. Просят повторит осенью.

Анонимный комментирует...

Приятно, сидя на работе. Отвлечься, от этой надоевшей работы. Расслабиться, и читать написанную тут информацию :)